Купить Снять
Избранное
Избранное:

«Санкт-Петербург: наследие под угрозой»

«Санкт-Петербург: наследие под угрозой»

К открытию 36-й сессии Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО архитекторы и градозащитники Петербурга подготовили книгу-отчет «Санкт-Петербург: наследие под угрозой». Этот отчет – настоящий крик, обращенный к международному сообществу: здесь открыто названы крупнейшие за последние годы градостроительные ошибки, дана оценка действию властей и перечислены конкретные способы борьбы с незаконными сносами

 
Эта книга – не первый аналитический сборник о градостроительных ошибках. Подобные работы уже выпущены по таким городам как Москва и Самара. Издатели признаются, что общий принцип отчета менять не стали, но книга о Петербурге получилась не похожей на предыдущие: так же, как Петербург не похож на Москву и Самару.

Успеть к открытию сессии
Отчет готовился на протяжении трех лет. MAPS (Московское общество охраны архитектурного наследия), международная общественная организация SAVE Europe’s Heritage («Спасем наследие Европы») и санкт-петербургское Независимое общественное движение «Живой город» долго собирали материал: в отчете говорится не только о том наследии, которое находится под угрозой сегодня, но и о том, которое безвозвратно утеряно либо по невнимательности, либо, как отмечают издатели, по злому умыслу.
 
«Мы работали над книгой в разгар борьбы за завершение идентификации исторического центра Петербурга и связанных с ним групп памятников, которая велась с осени прошлого года, – говорит председатель санкт-петербургского отделения ВООПИиК, научный консультант отчета Александр Марголис. – 
 
К сожалению, эта работа так и не завершена. Но сессия Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО будет рассматривать петербургский вопрос, это будет обсуждаться. Для нас было принципиально важно закончить книгу к началу сессии, чтобы ее участники смогли ознакомиться с нашим взглядом на проблемы Петербурга, который не всегда совпадает с взглядом петербургских властей». Также Александр Марголис отметил, что среди тринадцати авторов отчета, известных и уважаемых специалистов, есть и британские эксперты. «Они свое мнение в отчете высказали, и этот взгляд сочувствующих специалистов из Британии делает книгу просто уникальной. Надеюсь, она сыграет ту роль, на которую мы рассчитывали. Поможет тем, кто плохо представляет петербургские проблемы, в них разобраться, а те, кто знает об этих проблемах, возможно, пересмотрят свои взгляды», – сказал Александр Марголис.
 
Отчет представляет собой красочное полноцветное издание с множеством фотографий, каким бывают, например, книги об истории Петербурга. Он издан билингвой, на двух языках, русском и английском. В нем собраны статьи как об истоках величия петербургской архитектуры, так и о процессах ее утраты, даны краткие списки навсегда потерянных памятников архитектуры и тех, которые еще можно спасти, а также аналитика ведущих архитекторов о кризисе подлинности, нарушениях охранного законодательства и о том новострое, который сегодня возводится в Петербурге.

Сравненные с землей
«Шокирует прежде всего то, что нам вообще пришлось писать этот отчет. Ведь Санкт-Петербург известен как один из красивейших городов мира… И при этом главу “Потери” нам пришлось сократить более чем в 10 раз и поместить полную версию только на наших интернет-сайтах – иначе книга стала бы одним большим списком утрат». Этими словами начинается отчет. Список утраченных исторических зданий, снесенных в Петербурге с 2003 года, действительно впечатляет: он выложен, например, на сайте движения «Живой город». «За последние 12 лет в Петербурге было уничтожено более 150 исторических зданий», – пишет в книге активист Независимого общественного движения «Живой город», редактор отчета Елена Минченок. Утраченные памятники очень разные, они относятся к разным историческим эпохам, да и ценность их была не равной. Однако всех их роднит тот факт, что они стали, по словам составителей, типажами в хрониках современного вандализма: сценарии уничтожения зданий повторялись и продолжают повторяться вновь и вновь. Среди перечисленных в отчете зданий – Дворец культуры и техники имени В.П. Капранова, доходный дом В.А. Ренненкапмфа, дом 
К. Гейдемана, «Литературный дом». Большинство утраченных зданий значились памятниками истории федерального или регионального значения и законным способом снесены быть не могли.

Под угрозой
Список зданий, находящихся под угрозой сноса, – это то, ради чего и был написан весь отчет. «Эта глава – настойчивая попытка еще раз привлечь к ним внимание общественности, администрации и девелоперов и совместно найти оптимальные решения для их сохранения», – говорят издатели. И тут же признаются: многие из этих зданий уже «приговорены» к сносу. В главе «Под угрозой» – Боткинская больница, дачи Мюзера, Гаусвальд, Дурново, особняк Брусницыных, Фрунзенский универмаг, «Красный текстильщик», Морской вокзал, Посадские бани, дома Н.Ф. Целибеева, А.И. Глуховского и Строгановых, Трампарк имени А. Леонова, «Уткина дача» и многие другие.  Их описания – архитектурная палитра стилей: конструктивизм, модерн, классицизм, высокая эклектика, неоклассицизм, кирпичный стиль и функционализм. А дом А.И. Глуховского и вовсе является единственным сохранившимся в Петербурге зданием, построенным по композиционной схеме «дом с мезонином».
 
Принято считать, что строгость российских законов компенсируется необязательностью их выполнения, однако в сфере вопросов охраны памятников архитектуры это правило не работает. Здесь, как отмечают авторы отчета, законодательство очень несовершенно и продолжает ухудшаться и ослабляться. А если прибавить к этому «тотальное несоблюдение законов на городском, общефедеральном и международном уровне», получается печальная картина. Также авторы отчета отмечают, что федеральные и региональные законы охраны и Градостроительный кодекс РФ противоречат международным договорам государства, а значит, являются нелегитимными.

Реставрация и реконструкция
Говорится в отчете и об острой проблеме последнего десятилетия – проблеме создания так называемых архитектурных муляжей. «Как девелоперы, так зачастую и эксперты по работе с памятниками архитектуры не видят границы между реконструкцией и реставрацией, нередко подменяя одно понятие другим.
 
В результате такого подхода получается здание, лишь частично являющееся историческим памятником, и неясно, стоит ли относить такие случаи к приобретениям или к потерям», – пишет Елена Минченок. Нередки случаи, когда из здания вынимается не только вся «начинка» – разрушаются внутренние помещения, исторические лестницы, интерьеры, – но и перестраиваются фасады. Часто меняются внешние пропорции дома, он становится выше, навешиваются стеклянные, не вписывающиеся в исторический фон мансарды.
 
Составители книги отмечают, что большинство таких случаев происходит в процессе перестройки исторического здания под отель. Иностранным и российским туристам реконструированные здания преподносятся в качестве отреставрированных оригиналов, что само по себе обман.
 
По словам специалиста в области истории архитектуры и градостроительства, одного из авторов отчета Михаила Мильчика, сегодня имеет место настоящий кризис подлинности, размывающий историческую память, этакая историческая амнезия. «Отношение к наследию в значительной мере обесценивается, – говорит эксперт. – Этот процесс начался еще до революции, но приобрел чудовищные размеры в советское и ужасающие – в постсоветское время. Дело в размывании исторического сознания, потеряны критерии, что есть истинная ценность, а что – ложная. Современные реставраторы не ставятся в жесткие рамки и мыслят себя демиургами истории, ее владельцами. Так поступают, конечно, не только реставраторы. Градостроители манипулируют историей, меняют ее, исходя из собственного взгляда на то, что важно, а что нет».
 
Примеров таких псевдореставраций в книге приводится множество: Меншиковский дворец, дворцово-парковый ансамбль Стрельны, дом на углу Невского и Восстания, здание на Галерной улице, 6, где «копией» снесенного двухэтажного дома станет шестиэтажный, и другие. Однако апофеозом архитектор называет недавно открытый после «реставрации» Летний сад: в нем столько новодела и полного отказа от функций, которые он носил на протяжении последний столетий, что он «становится неузнаваемым и превращается в подобие аттракциона из деревянных павильонов и фонтанов, исчезнувших после наводнения 1777 года, а теперь построенных заново, будто того наводнения и последующих двухсот с лишним лет не было вовсе». Архитекторы утверждают: при тех средствах, которые были выделены на реставрацию и реконструкцию Летнего сада, можно было сделать действительно шедевр. Как минимум – изготовить копии статуй по оригинальной технологии, из камня, а не отливать из крошки, в результате чего они похожи на растаявшее мороженое.
 
«Воссоздание памятников, утраченных во время войны, было оправданным, но тот исторический период завершился, а удовольствие реконструкторов от штампования копий осталось, – говорит Михаил Мильчик. – Критерий подлинности в истории – главный. Все остальное декорации. Чем больше людей, в том числе благодаря нашей книге, это поймет, тем больше исчезающего наследия мы сохраним».
 
Приводятся в отчете и удачные примеры реставрации исторических зданий: Большой Меншиковский дворец в Ораниенбауме, дворец великого князя Алексея Александровича на Мойке и консервация Петровских ворот Петропавловской крепости.

«Петербург в опасности?»
В 2005 году была принята «Петербургская стратегия сохранения культурного наследия». В ней говорится: «Высокая степень сохранности и подлинности исторических территорий послужила основанием для включения в Список Всемирного наследия 
ЮНЕСКО исторического центра Санкт-Петербурга вместе с группами памятников пригородов». Однако, по словам экспертов, именно сохранность и подлинность этого уникального наследия находятся сегодня под угрозой. Изданный отчет призван переломить ситуацию: экземпляры были разосланы всем профильным чиновникам не только на региональном, но и на федеральном уровне, а также розданы участникам сессии ЮНЕСКО.
 
Авторы не зря ждут реакции чиновников. Первый отчет «Московское архитектурное наследие. Точка невозврата», рассказывающий о подобных петербургским московских проблемах, действительно наделал много шума. Председатель MAPS, директор SAVE Europe’s Heritage и редактор отчета Клементина Сесил говорит: «Эффект от этого издания был огромен: о нем написали почти все местные и общефедеральные газеты, часто на передовицах; он также привлек внимание и иностранных СМИ. Список охраняемых архитектурных объектов был предан гласности, а глава Мосгорнаследия начал проводить регулярные встречи с общественными активистами». Клементина отметила, что Мосгорнаследие заказало 60 экземпляров, подробно изучало раздел «Под угрозой» и даже собиралось подать на составителей отчета в суд, что, по мнению петербургских экспертов, является несомненным комплиментом издателям.
 
Несколько сотен экземпляров издания отправятся за границу. По словам Клементины Сесил, такие сборники очень популярны в Европе, их хорошо раскупают, люди интересуются судьбами исторического наследия России. «Когда мы сделали отчет о Самаре, англичане спрашивали: а где это? – говорит Клементина. – Когда мы выпустили отчет о Москве, все спросили: а что там спасать? Когда мы рассказали в Англии, что планируется выпуск отчета по Петербургу, англичане крайне удивились: а что, Петербург действительно под угрозой? Посредством таких отчетов формируется реальная картина города в глазах общества».
 
По словам президента SAVE Europe’s Heritage Маркуса Бинни, в Европе подобные отчеты выходят не по городам, а по темам: о церквях, усадьбах, памятниках промышленного наследия, о доходных домах. Ближайший российский отчет авторы также планируют посвятить не городу, а теме – в нем они расскажут о проблемах сохранения в России сельских церквей. 


Рубрика:

Город

Теги:

Комментарии
оставить комментарий

Другие статьи из рубрики "Город"

Эксклюзивные предложения

Смотреть все

Другие статьи из раздела "Актуальное"

Статьи о недвижимости