Купить Снять
Избранное
Избранное:

Хосе Асебильо: «Главное не город, а люди»

Хосе Асебильо: «Главное не город,  а люди»

На минувшей неделе Петербург посетил известный испанский архитектор Хосе Асебильо, один из крупнейших мировых специалистов по градостроительству. Он рассказал, каким видится ему Петербург будущего, ради чего были снесены здания в центре Парижа и зачем историческим центрам нужен электрический асфальт

 
У Хосе Асебильо много должностей и регалий: главный архитектор студии Офис архитектурных систем AS Office, генеральный директор агентства по городскому развитию BcnRegional, ведущий архитектор, готовивший Барселону к Олимпийским играм 1992 года, а с 1999-го – главный архитектор Барселоны. Асебильо – автор курсов лекций в Гарвардском университете, Йельском университете, Национальном университете Сингапура, профессор Академии архитектуры Мендризио университета Лугано в Швейцарии и Архитектурного института Барселоны.

Умеренная эклектика
На минувшей неделе профессор прочел лекцию петербуржцам в рамках программы правительства города «Сохранение исторического центра Санкт-Петербурга». Согласно этой программе, территории в центре города планируется обустраивать не точечно, а системно. Чиновники признаются: без диалога с обществом такую программу не создать, нужно широкое обсуждение и привлечение архитекторов с мировым именем. В начале июня Петербург посетил теоретик нового урбанизма Андре Дуани. Вторым иностранным архитектором, высказавшим свое мнение о том, как развивать центр Петербурга, стал Хосе Асебильо.
 
Профессор отметил, что проблемы Петербурга и его исторической части знакомы многим европейским городам: у Рима, к примеру, те же трудности. Но здесь важно не законсервировать город, создать условия, при которых он смог бы развиваться, сохранив при этом свои основные элементы. Хосе Асебильо подчеркнул: исторический город должен обслуживать людей, но никак не наоборот: «Главное не город, а люди. Это движение эволюции, движение между прошлым и будущим. Многие немолодые люди, уполномоченные принимать решения и обладающие силой, предпочитают только прошлое. Но так нельзя.
 
Молодежь должна активнее отстаивать новые идеи, и власть должна помогать ей в реализации позитивных изменений».
 
Новые решения и историческое наследие, убежден профессор, могут существовать вместе, не мешая друг другу. Архитектор привел пример правильного, на его взгляд, решения не строить поблизости от центра города четырехсотметровый «Охта-центр». «Я приезжал в Петербург обсуждать этот проект, меня приглашало руководство “Газпрома”, они хотели услышать мое мнение, – говорит Хосе Асебильо. – Ведь архитектурные проблемы должны обсуждаться на стадии проектирования. Я спросил: а что нужно? Какова цель? Если цель построить высокую башню, то не надо возводить в Петербурге трехсотметровую, потому что Дубай вам не переплюнуть, там построили здание высотой более восьмисот метров. Давайте поговорим о качестве, ведь качество – не следствие размеров. Зачем строить нечто, что разобьет однородность города? Я не согласился с “Газпромом”, я не мог с ними сотрудничать. Есть места, где невозможно такое строить».
 
При этом создавать новые вписывающиеся в среду объекты не только можно, но и нужно, считает профессор. «Если вы приедете в Париж и встанете напротив здания Оперы, вы подумаете, что сто лет назад были приняты решения, в результате которых были уничтожены некоторые здания», – говорит архитектор.

Опыт Европы
Консервация центра, происходящая во многих исторических городах, ужасно вредит ему, уносит из него жизнь, считает Хосе Асебильо. «Инвесторам сложно работать в центре, там очень много правил и ограничений, поэтому они уходят на окраины, создают новые центры там, – говорит он. – Мне нравится гулять по ночным городам и смотреть на окна: есть ли в них свет? Это драма. Активность в районах прекрасной архитектуры угасает. Центры парализованы из-за ограничений, на них наложенных. Это ответственность молодых архитекторов. Надо вернуть активность в центр». В этом, надо признаться, испанский архитектор полностью разошелся с советами Андре Дуани, который, наоборот, считал центр функционально перегруженным и советовал создавать новые центры на окраинах.
 
Очень удивила Хосе Асебильо и длина петербургской кольцевой автодороги, архитектор посчитал ее неоправданно длинной и от этого неэффективной. «Петербургская кольцевая – самая длинная на планете, – говорит архитектор. – В Париже 35 км, в Барселоне 36 км, даже в Москве – и то короче, 109 км, а в Петербурге аж 140 км. Кто создал эту инфраструктуру и зачем? Почему так мало узлов, вторичных дорог?»
 
Хосе Асебильо приводит примеры развития исторических центров европейских городов: крупный район в центре Лондона, новый район на западе Нью-Йорка, нечто подобное в Барселоне. «Но это не башня “Газпрома”, – спешит объяснить Хосе Асебильо. – Это новое использование старых зданий, старых мостов, это новая жизнь исторических объектов».
 
Некоторые вопросы Хосе Асебильо ставил остро. Если в Европе рост численности населения так низок, как сегодня, нужны ли ей крупные города? Многие сегодня работают дома: может, важно не офисные центры обустраивать, а адаптировать под эти цели жилые здания? И если сегодня век информации, может, общественные центры – это вовсе не театры, а какие-то новые интерактивные зоны?
 
Хосе Асебильо уверен: будущее за новыми технологиями. Трамвай – транспорт прошлого, современному человеку он не подходит. В качестве транспорта будущего архитектор видит, к примеру, электрический асфальт.
 
Что касается предстоящей Олимпиады, то профессор назвал ее лишь возможностью, стимулом: можно развивать территорию шаг за шагом, а можно использовать событие, каковым и является Олимпиада. Но принципиально важно, чтобы все построенное можно было полноценно использовать и после проведения Олимпиады. Хосе Асебильо приводит пример: при подготовке Олимпиады в Барселоне на строительство новых объектов было потрачено лишь 10% выделенных средств. Остальные 90% – обустройство инфраструктуры, которая куда важнее.
 
Очень важным назвал Хосе Асебильо обсуждение градостроительных вопросов с горожанами. Многие из них, и это нормально, не сразу принимают новые решения. Но для этого существует диалог, считает профессор. Он привел пример мэра Барселоны, который лично в свои выходные дни ездил на встречи с горожанами и разъяснял им плюсы и минусы новых архитектурных решений.
 
«Не обязательно начинать со зданий, – считает Хосе Асебильо. – На Невском та же инфраструктура, что и двести лет назад, с этого и нужно начинать. Например, продумать систему шумопоглощения от автомобилей, заменить окна, выходящие на Невский, сделать более экономичным освещение, внедрить новые парковки, развивать подземный город, в том числе метро. Это и есть настоящие преобразования». Профессор отметил, что градостроителям нужно работать с водными резервуарами Петербурга и интегрировать воду в городское пространство. Он посетовал, что из окон новых зданий на набережных, где он побывал в рамках экономического форума, совершенно не видно воды.
 
«Можно многое сделать с уже существующими петербургскими зданиями, с этим и нужно работать, давать им вторую жизнь, – заключил Хосе Асебильо. – И, пожалуйста, не надо пытаться превзойти Дубай. Это не лучший город в мире». 


Рубрика:

Город

Теги:

Комментарии
оставить комментарий

Другие статьи из рубрики "Город"

Эксклюзивные предложения

Смотреть все

Другие статьи из раздела "Актуальное"

Статьи о недвижимости