Купить Снять
Избранное
Избранное:

Петербургских градозащитников поддержали в Лондоне

Петербургских градозащитников поддержали в Лондоне

Международная организация Save Europe’s Heritage («Спасем наследие Европы») объявила о готовности поделиться опытом с российскими властями и найти такие способы обращения с историческим наследием, которые будут применимы на российской почве

 
Прошедшая в Лондоне презентация отчета «Санкт-Петербург: наследие под угрозой», во-первых, прошла с аншлагом, а во-вторых, продемонстрировала огромный интерес европейцев к петербургским проблемам.
 
«Меня поразил неподдельный интерес британской публики к тому, что происходит в Петербурге, – рассказал один из авторов отчета, член президиума ВООПиК Александр Марголис в пресс-клубе «Зеленая лампа». – Зал Pushkin Hоuse был заполнен до предела – туда пришли даже несколько бывших генеральных консулов Великобритании в Петербурге, и им пришлось стоять в проходе».
 
По словам Александра Марголиса, одним из гостей презентации оказался истинный автор проекта башни «Газпром-Сити» на Охте. Петербуржцы с удивлением узнали, что это не Филипп Никандров (представители английского архитектурного бюро RMJM London Ltd. с трудом вспомнили того как «человека, который говорил от нашего имени»), а тайваньский архитектор Чарльз Фу.
 
Как оказалось, первоначально г-н Фу рисовал свой проект, исходя из предоставленного ему технического задания. Главным пунктом техзадания было требование к высоте башни: она должна была составлять не меньше 300 метров. На тот момент тайваньский архитектор не имел представления ни об архитектурном, ни об историко-культурном окружении будущего Охта-центра, а организаторам «конкурса», судя по всему, это и не было нужно.
 
Нашим землякам было очень приятно узнать, что этот действительно крупный, международного масштаба архитектор еще в 2010 году вышел из проекта, оценив, как на него реагирует петербургская общественность и насколько тот не соответствует духу города. Еще через два года Чарльз Фу по той же причине наотрез отказался участвовать в проекте Лахта-центра, сообщил Александр Марголис.

Проблемы Петербурга
Еще в 2005 году городским правительством была принята «Петербургская стратегия сохранения культурного наследия». Один из тезисов, подчеркнутых в этом документе, гласил: «Высокая степень сохранности и подлинности исторических территорий послужила основанием для включения в список Всемирного наследия ЮНЕСКО исторического центра Санкт-Петербурга вместе с группами памятников пригородов».
 
Но в современном Петербурге, вынуждены признать авторы отчета, именно «сохранность и подлинность» уникального архитектурного наследия находятся под угрозой. При работе с историческими объектами на смену реставрации повсеместно приходят реконструкция и реновация. Разваливаются реставрационные мастерские, прекратил свое существование Научно-методический совет Министерства культуры и Академии наук, который осуществлял методический контроль за восстановительными работами, исчезает школа научной реставрации, основы которой были заложены в России в начале XX века и утвердились в послевоенный период.
 
Нарушения законодательства об охране памятников, которые происходили в последние десятилетия, привели к известным градостроительным ошибкам и к тому, что многие памятники оказались брошенными. Сегодня в Петербурге, по официальным данным, в «активной фазе разрушения» находятся более 1300 памятников истории и культуры, номинально находящихся под охраной государства. За последние 12 лет в городе было уничтожено более 150 исторических зданий. Некоторые из них были утрачены по небрежению, но какие-то снесены сознательно.
 
«Сейчас Петербург стоит на перепутье, – рассуждает президент Save Europe’s Heritage Маркус Бинни. – С одной стороны, раздаются голоса, соблазняющие динамичной азиатской моделью развития, где мало градостроительных ограничений, но зато есть все условия для стремительного роста небоскребов с отелями или шикарными штаб-квартирами. С другой стороны, звучит мощный зов западной цивилизации. Каждый из европейских городов, который сохранил присущие ему красоту и характер, пришел к необходимости ввести и соблюдать жесткие строительные правила, которые ограничивали бы аппетиты свободного рынка».
 
В Петербурге же (как, впрочем, и во всей России) строгость законов компенсируется необязательностью их выполнения.

Образцы для подражания
Все западные соавторы отчета поддерживают идею необходимости ремонта и реставрации памятников, но при этом убеждены, что проекты полномасштабной реконструкции центра города должны быть полностью представлены широкой публике и проходить публичное обсуждение и оценку.
Адам Уилкинсон, директор организации «Всемирное наследие Эдинбурга», решает в своем городе такие же проблемы, как и петербургские градозащитники. Тем интереснее будет посмотреть на местную ситуацию его глазами.
 
Уилкинсон настоятельно предостерегает петербургскую администрацию и девелоперов от перемещения жителей расселяемых домов центра в новые кварталы. «Это не сработает, – уверен эксперт. – Можно посмотреть на любой из британских городов, где такое пробовали проделывать, и увидеть серьезнейшее нарушение нормального функционирования города».
 
Сегодняшние жители центра не хотят покидать его, уверен Уилкинсон. Их массовый выезд вызовет глубокие социальные изменения, которые окажутся массовыми и разрушительными, особенно если учесть, что население исторического центра превышает 3 млн человек. «Этот сдвиг растянется на много поколений, повредив и людям, и городу», – предупреждает он.
 
В свою очередь, член Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Петербурга Михаил Мильчик рассуждает: «Мы часто обращаемся за примерами к историческим городам в других странах. Приведу три примера – по существу, это три возможных пути дальнейшего развития нашего города.
 
Первый – это, к сожалению, Лондон. В Лондоне не сумели удержать город в тех характеристиках, которые он имел в середине XX столетия. Появились высотные сооружения, в результате основные доминанты потеряли свою роль. Собор Св. Павла почти теряется среди высотных сооружений, тем более теряется сравнительно невысокий Тауэр, который в свое время был центром Лондона. В результате Лондон распался как единое целое, хотя и сохраняет целый ряд выдающихся построек.
 
На этот путь пытался встать и Париж. Напомню, как строили Монпарнас – высотное сооружение в историческом центре города. Когда его построили, то поняли, что ничего подобного больше строить нельзя, а теперь обсуждают вопрос, каким образом от него избавиться. Поэтому новый деловой центр Дефанс был построен за пределами исторического Парижа. Но даже в этом случае самые высокие сооружения Дефанса имеют не более 80 метров высоты.
 
И наконец, третий путь, бескомпромиссный, когда приоритет исторического наследия задан изначально. Я имею в виду Рим. В Риме, посмотрев на панорамы с любых точек города, вы не увидите высотных сооружений. Значит, современный большой город, мегаполис может жить без высотных сооружений.
 
Значит, он может сохранять историческое наследие, не разрушая его путем изменения масштаба или создания подобного рода гипертрофированных высотных построек.
 
Мне кажется, самым правильным для Петербурга, почти чудом сохранившего свои основные характеристики до начала XXI века, был бы путь Рима, в крайнем случае, путь Парижа. То есть строительство делового центра, а может, и нескольких деловых центров за пределами исторического города таким образом, чтобы его сооружения не вступали в соперничество с центром. Центр с его доминантами, с его храмами и шпилями должен остаться неизменным. И мне думается, что давно назрела (если не сказать перезрела) необходимость принятия четкого решения, за которое выступает не только профессиональное сообщество архитекторов, не только большинство историков, но и значительная часть коренных петербуржцев».


Рубрика:

Город

Теги:

Комментарии
оставить комментарий

Другие статьи из рубрики "Город"

Эксклюзивные предложения

Смотреть все

Другие статьи из раздела "Актуальное"

Статьи о недвижимости