Купить Снять
Избранное
Избранное:

Снеси свою квартиру сам

Снеси свою квартиру сам

Обитателей жилого комплекса в Коломягах принуждают снести свой дом


24 декабря Приморский районный суд наконец поставил точку в деле о сносе очередного многоквартирного дома в Коломягах по адресу: Тбилисская, 32. Это недалеко от станции метро «Удельная». Судью Волкову, которая скрупулезно рассматривала дело в течение полутора лет, не смутило ни то обстоятельство, что у большинства владельцев квартир есть законное право собственности, ни то, что здесь прописаны и живут дети и многодетные семьи, ни то, что в жилом комплексе прошли вторичные продажи квартир. Не смутило ее даже то, что прокурор, присутствоваший на заседании, выступил против сноса дома с людьми.

Жилой комплекс больше не фаворит

Еще несколько лет назад застройку Коломяг ставили в качестве примера нового подхода к формированию архитектурной среды Петербурга. Кирпичные малоэтажные жилые комплексы, у каждого из которых свой архитектурный облик, благоустроенные территории, подземные паркинги и гаражи. Городское и районное начальство приезжало сюда и, цокая языком, замечало: «Вот так должно выглядеть качественное современное жилье». Якорный застройщик Коломяг – Северо-Западная строительная корпорация. Ее учредитель Михаил Голубев любил рассказывать журналистам про новый урбанизм, про соразмерность жилого комплекса природе человека и делиться прочими архитектурно-философскими размышлениями. Корпорация построила в Коломягах более 70 домов. У потенциальных клиентов не закрадывалось ни тени сомнения в надежности и респектабельности застройщика жилого комплекса, ведь все покупатели квартир получали свидетельства о собственности на жилье, а весь офис корпорации был увешан благодарностями и фотографиями известных персоналий. Кстати, в декабре прошлого года был презентован рейтинг качества городской среды Института дизайна и урбанистики Университета ИТМО, согласно которому жилой комплекс «Никитинская усадьба» занял второе место, уступив лишь ЖК «Шведская крона», находящемуся неподалеку. Когда журналисты спросили вице-губернатора Игоря Албина, который присутствовал на презентации итогов исследования, почему же город настаивает на сносе домов столь комфортного жилого комплекса, Игорь Николаевич обещал разобраться.

Пришли иные времена, и новый петербургский урбанизм в устах петербургских чиновников стал именоваться неблагозвучным словом «самострой». Служба госстройнадзора начала с напором штамповать иски о сносе жилого комплекса. Большинство абсолютно аналогичных домов корпорации к тому моменту были введены в эксплуатацию, но не все, и вот с 2012 года строительные контролеры методично и упорно подают один иск за другим, а суды безапелляционно их удовлетворяют. Горная, 22, 1-я Алексеевская, 41, а теперь этот список пополнился еще один адресом – Тбилисская, 32. По ряду домов суды продолжаются, и Госстройнадзор не намерен останавливаться на достигнутом.

Прозрение надзора и суда

Возникает закономерный вопрос: почему иски о сносе начали подаваться тогда, когда жилой комплекс уже заселился, а у многих из жильцов возникло право собственности? Неужели проверяющее и контролирующее око не видело 10 лет подряд те страшные нарушения, о которых сейчас так громко кричат его представители в суде?

Один из обитателей жилого комплекса, заслуженный деятель культуры РФ, еще в 2010 году обращался с письмом к губернатору Петербурга Валентине Матвиенко, в котором просил разобраться и оказать содействие в разрешении ситуации, так как из-за изменений законодательстве он как дольщик не мог получить право собственности на квартиру, хотя полностью оплатил ее строительство. Начальником аппарата вице-губернатора Романа Филимонова по поручению вице-губернатора указанное обращение было направлено на рассмотрение председателю Комитета по строительству. Комитет по строительству не провел проверку законности строительства жилого комплекса и посчитал, что строительство многоквартирного дома без разрешения на строительство не нарушает чьих-либо прав и законных интересов и не угрожает жизни или здоровью граждан, порекомендовав обратиться в суд «за защитой своих нарушенных имущественных прав». Владелец обратился в суд, который признал его право собственности на квартиру, но теперь жилой комплекс находится под угрозой сноса. Так что утверждение представителя Стройнадзора на суде о том, что ведомство не знало о существовании дома, мягко говоря, лукаво.

Да и Приморский районный суд как-то внезапно прозрел. Через него только в доме на Тбилисской, 32 легализовано более 10 квартир, и в каждом решении есть слова о том, что дом безопасен, соответствует, не ущемляет и т. д. и т. п. Получается, что право у нас используют по принципу кнута и пряника: хочу – дам собственность, хочу – отменю. Более того, суд превзошел сам себя: он привлек всех собственников квартир в качестве соответчиков, которые должны снести дом за счет собственных сил и средств. Но собственники квартир не создавали самовольной постройки, некоторые из них вообще являются вторичными приобретателями квартир в жилом комплексе.

Дом поставлен на кадастровый учет, собственники платят налоги на жилье, судебная строительно-техническая экспертиза показала его безопасность для человека и окружения. Еще раз повторим: ни один из домов в жилом комплексе не угрожает жизни и здоровью граждан, не является аварийно опасным, не представляет угрозы для проживания граждан, не нарушает чьих-либо прав. Так за что же сносят дома?

Все сносимые строения объединяет только одно нарушение: их высота немного превышает допустимые параметры высотности в микрорайоне (10 метров), в связи с чем суды штампуют решения о сносе, не разбираясь в проблеме каждого дома и борясь с недобросовестными застройщиками, а город считает, что таким образом борется с самостроями.

Параметры высотности в жилом комплексе были установлены в связи с расположением здесь историко-культурного объекта – усадьбы Орловых-Денисовых. Усадьба, к сожалению, больше похожа на полуразвалившийся сарай, полностью окруженный многоэтажными домами, а вновь выстроенный корпус центра Алмазова вообще стал новой 26-метровой доминантой микрорайона. И только в маленьком квартале с домами в четыре-пять этажей, полностью окруженном высотками, осталось архаичное требование к высотности домов не более 10 метров (три этажа). Это нарушение ставится во главу угла, считается грубым и неустранимым, а посему дома здесь нужно сносить вместе с жителями.

Снос – не вопрос

Что касается частых разговоров о том, что жилой комплекс построен на землях ИЖС, – это не соответствует действительности. По Генплану это зона малоэтажных многоквартирных домов, а кадастровое назначение земельных участков – для размещения многоквартирных домов. Так что вопрос, а кому нужен этот снос, остается открытым. Самое парадоксальное в этой ситуации, что снос больше всего выгоден… застройщику. Демонтаж здания позволит владельцу земельного участка построить на этом месте новый жилой комплекс и получить деньги за квартиры второй раз. Застройщик вообще никак не наказан, а собственника земельного участка суд обязал возместить истцу госпошлину, да и то в равных долях с собственниками квартир. Вот такой судебный гуманизм по отношению к застройщику в суде общей юрисдикции.

Предновогоднее заседание продолжалось почти пять часов, адвокаты собственников квартир аргументированно доказывали абсурдность сноса дома, однако суд не внял даже мнению прокурора, который заявил, что не видит целесообразности в таких крайних мерах. Но, видимо, у судьи Волковой появилась своя традиция: под каждый Новый год своим решением сносить многоквартирный дом с десятками семей, живущими в каждом. Так, в 2014 году, тоже в декабре, она отказала в праве на дальнейшее существование дому на 1-й Алексеевской, 41.
Рубрика:

Город

Комментарии
оставить комментарий

Другие статьи из рубрики "Город"

Эксклюзивные предложения

Смотреть все

Другие статьи из раздела "Актуальное"

Статьи о недвижимости