Купить Снять
Избранное
Избранное:

Куда уехал мусор

Куда уехал мусор

В октябре на рассмотрение в Законодательное собрание города будет внесена новая программа обращения с отходами на 2012-2020 годы. О программе и о современных методах борьбы с отходами рассказали эксперты в ходе круглого стола в АБН


Предыдущая программа обращения с отходами, по словам специалистов, не была выполнена и на треть, поэтому, не дожидаясь ее окончания, было принято решение о создании новой долгосрочной целевой программы по обращению с твердыми бытовыми и промышленными отходами. Ее сейчас создают практически с нуля, и к 1 ноября она будет представлена на рассмотрение в Законодательное собрание Петербурга. В новой программе будет пересмотрен вопрос технологий по утилизации мусора: токсичные мусоросжигательные заводы уйдут в прошлое, открыв пути новым решениям. Однако, по словам начальника отдела развития и инвестиционных проектов Комитета по благоустройству Санкт-Петербурга Дениса Завьялова, конкретные решения пока не определены.

«Грязные» споры
«При разработке программы мы постараемся учесть все замечания, которые поступают в наш адрес. В целом, основная задача программы – достичь стопроцентной переработки отходов к 2020 году. Для этого в городе нужно перерабатывать примерно 2 млн тонн отходов в год», – отметил Денис Завьялов. Учитывая, что сегодня в городе существует лишь два завода общей мощностью 400 тыс. тонн, переработать предстоит оставшиеся 1 млн 600 тыс. тонн. Наиболее вероятный вариант, по словам эксперта, это мусоросортировочные комплексы внутри города и перерабатывающие мощности на окраинах. Планируется модернизация двух существующих и одного нового завода, либо строительство еще одного дополнительного завода. «Либо мы увеличиваем мощности этих трех заводов, либо снижаем их мощности и ставим еще один завод. Сейчас на заседаниях рабочей группы мы как раз прорабатываем схемы движения потоков так, чтобы это минимально сказалось на увеличении тарифа».

Напомним, что новый мусороперерабатывающий завод греческого консорциума Helector планировалось возвести на базе уже существующего, в Янино. Однако вскоре выяснилось, что участок под строительство завода по санитарным причинам не подходит, и нужно искать ему замену. Скорее всего, это будут Новоселки: «Для себя мы определили, что с точки зрения логистики наиболее предпочтительной является площадка в Новоселках. В соответствии с соглашением, мы должны предоставить земельный участок, подготовленный для этих целей. Сейчас объявлен конкурс на инженерную подготовку территории, но документ, свидетельствующий о передаче нами участка грекам, пока не подписан», – отметил Денис Завьялов.

В обсуждении целевой программы принимает участие и бизнес. Так, генеральный директор ОАО «Автопарк №1 “Спецтранс”» Анатолий Язев представил свой вариант решения проблемы: «Завод – это блоки. Блок, который мы сейчас установили, перерабатывает 100 тыс. тонн отходов. Увеличить мощность до 1 млн тонн, установив еще 5 блоков, можно максимум в течение 2 лет. Власть не может не поддержать эту идею, проблема слишком очевидна. О сжигании мусора сегодня вопрос уже никто не поднимает. Более того, на свалки смешанные отходы тоже идти не должны. Я уже побывал во всех инстанциях и всем сказал: не давайте землю под полигоны. Нам не нужны свалки в 200 Га, вполне хватит свалки в 20-30 Га. Это мировая практика, это реально, мы ничего нового не изобретаем».

Действительно, у большинства полигонов твердых бытовых отходов в Ленобласти при нынешних объемах выбросов в 2014 году истечет срок эксплуатации. Нужны новые полигоны, однако, по словам экспертов, пополняться они должны принципиально по-другому: как можно больше мусора должно идти на переработку и как можно меньше – на полигоны. Сложность представляет лишь экономическая составляющая новых технологий переработки.

«Если предложенная нами практика будет поддержана, то перерабатывать отходы за нынешнюю цену, 400 рублей за тонну, никто не будет, – констатирует Анатолий Язев. – Пока минимальная цена за переработку тонны мусора не будет установлена на уровне 1500 рублей, работы не будет. Сегодня тариф для населения составляет 3 рубля, увеличить его нужно до 4,8 рублей. Тогда все вопросы мы решим не к 2020 году, а в течение 2-3 лет, это реально. Если повышать тариф нельзя, значит, мы так и останемся на технологии переработки 40-летней давности».

Современная технология обезвреживания мусора была разработана в 1970-е годы, когда и мусор-то был совсем иным, в нем было гораздо меньше полимеров. Согласно этой технологии, после обезвреживания получается мусор того же класса опасности, но лишенный вредных выбросов в виде метана. Новые технологии предусматривают глубокую сортировку, которая позволит максимально отобрать вторичные ресурсы для их повторного использования. Остаток, а это не более 30% отходов, уйдет на полигон.

Объедки налево, бутылки направо
Споры о готовности россиян к селективному, то есть раздельному, сбору мусора ведутся уже почти 10 лет. Одни говорят, что пора начинать обращаться с отходами цивилизованно, другие – что русский человек никогда не станет сортировать мусор. Истина, как обычно, где-то посередине: опросы показали, что готовы к этому 75% петербуржцев, однако на деле оправдала себя лишь треть.

«Наши исследования показали психологическую готовность людей к этому. На каждом мероприятии, где есть 3-4 бачка для разного мусора, люди подходят и сортируют мусор совершенно правильно», – говорит начальник Управления по юридической и экологической безопасности и развитию общественных связей СПБ ГУП «МПБО-2» Дмитрий Астахов.

«Раздельный сбор возможен, люди готовы к этому. Он находится в латентном состоянии, не развивается, но площадки, где стоят контейнеры для сбора разного мусора, есть в городе, – объясняет руководитель проекта по эффективному использованию ресурсов «Гринпис России» Игорь Бабанин. – Единственное, что нужно, – это грамотно организовать процесс. В ходе экспериментов мы установили, что есть жесткая связь между тем, как выглядит контейнерная площадка, и тем, насколько добросовестно люди разделяют мусор. Если на площадке бардак, то и в контейнерах лежит обычный смешанный мусор. Если на площадке порядок, то даже информировать людей не нужно: что написано на контейнерах, то и будет в них лежать».

Однако в целом эксперименты по внедрению селективного сбора мусора провалились. Подвела и невозможность вывоза разного мусора в одной машине, и невнимание властей, и нехватка контейнеров, и отсутствие территориального принципа обслуживания: одна управляющая компания на одну территорию. Пока мусор вывозит тот, кто требует за это меньшую плату, и хозяйствующие субъекты с этим соглашаются. Между тем, эксперты уверены, что такой подход неверен, а раздельный сбор экономически выгоден.

«Технология первичного селективного сбора мусора, подразумевающая наличие баков во дворах, экономически более целесообразна для людей, – говорит Дмитрий Астахов. – Из всех баков население платит только за тот, куда попадают органические остатки, которые нужно обезвредить. Пластик и стекло вывозятся бесплатно, поскольку они пойдут на вторичный цикл. Поэтому само население заинтересовано в раздельном сборе мусора».

Согласен с таким подходом и Анатолий Язев: «Ставка населения ничтожно мала. Мы предлагали снизить ставку при внедрении селективного сбора и на 25%, и на 50%, но ни одна управляющая компания не согласилась с нами работать на этих условиях. Людям проще заплатить по 3 рубля с квадратного метра, это стоимость бутылки пива с человека. Платить в два раза меньше он не согласен, он даже готов доплатить, только чтоб его не заставляли сортировать собственный мусор. Мы выступаем с открытым предложением: мы предоставим любые контейнеры, маленькие, большие, говорящие, только давайте попробуем внедрить эту технологию. Пусть мусороперерабатывающие заводы занимаются только органикой. Бумагу, дерево, металл и пластик у нас заберут заводы, которые пустят их в дело. Тогда никаких дополнительных мощностей по переработке мусора открывать вовсе не придется».

Одним из выходов эксперты видят повышение тарифов для стимуляции людей сэкономить и рассортировать мусор, как это происходит в странах Европы, где за утилизацию рассортированного мусора люди платят в разы меньше, чем за утилизацию смешанного. Другой инструмент – работа над законодательством. Так, до сих пор не принят федеральный закон об ответственности производителя за утилизацию тары, разговоры о котором ходят уже не первый десяток лет. «Нет правового поля, в рамках которого можно было бы создать экономические механизмы, – сетует директор компании «Муссон» Илья Бояков. – Отсюда – развитие серого и черного рынков перевозки отходов. Недавно было отменено лицензирование на этот вид деятельности, закон вступает в силу с ноября. Какие цели он преследует? Какие последствия это за собой повлечет? Никому не понятно. Государство должно внятно и четко определить правила игры, и тогда бизнес организуется самостоятельно. Пока что бизнес сам пытается создать инфраструктуру для своей работы. Это в принципе неплохо, но правовое поле должно быть».

Опасные и неопасные
Несмотря на общую тенденцию к отказу от сжигания мусора, отдельные фракции сжигать можно и нужно, уверены эксперты. Подтверждает это даже «Гринпис».

«Снизить объем выбрасываемого на полигоны мусора на 70%, как ставит задачу город, можно, сжигая хотя бы часть отходов. К примеру, дерево, – говорит Игорь Бабанин. – Это интересный ход, и мы всегда говорили, что в принципе “Гринпис” не против сжигания конкретных фракций, которые для этого специально отобраны: например, некрашеные деревянные ящики. Но надо посмотреть, как это будет реализовываться на практике».

Проблема особо опасных отходов, таких как ртутьсодержащие лампы, по словам экспертов, куда серьезнее. Если юридические лица знают, куда их нужно сдавать, и ведут строгую отчетность по каждой купленной лампе, то большинство людей, у которых такие лампочки висят дома, выбрасывают их в те же жбаны.

«Проблема заключается в отсутствии специальных пунктов по приему отходов первого класса опасности, – говорит Дмитрий Астахов. – Организации, которые утилизируют такие отходы, есть, и мы сами отбираем опасные отходы и платим этим организациям за их утилизацию. Но работают они пока в условиях дикого рынка. Это направление в дальнейшем нужно будет активно развивать, не без участия государства».

Для тех, кто все же хочет сдавать лампочки и батарейки самостоятельно, в Петербурге действует проект «Экомобиль»: две машины ездят по городу и бесплатно принимают у населения отработавшие энергосберегающие лампочки, батарейки, ртутные градусники, термометры, тонометры, просроченные лекарства, бытовую химию и даже бытовую технику. График передвижения этих «Экомобилей» можно найти в интернете.

«То, что такие отходы можно утилизировать бесплатно, – очень положительная позиция города, – говорит Дмитрий Астахов. – Утилизация телевизора в странах Европы может достигать суммы в 170 евро для его владельца. И люди привозят телевизоры в специальные пункты приема и платят деньги за то, чтобы не загрязнять окружающую среду. Это нормальная гражданская позиция, связанная с правовой культурой общества, такое воспитание идет с детства. Например, в Германии запрещено бросать мусор в неподходящий для этого бак, но при этом никакой меры ответственности не предусмотрено. И люди беспрекословно сортируют мусор, просто потому, что так правильно».

Эксперты утверждают, что россияне рано или поздно тоже так смогут. «У нас культура хуже, чем в западных странах, но лучше, чем о ней думают», – уверены они.

Рубрика:

ЖКХ

Теги:

Комментарии
оставить комментарий

Другие статьи из рубрики "ЖКХ"

Эксклюзивные предложения

Смотреть все

Другие статьи из раздела "Актуальное"

Статьи о недвижимости