Купить Снять
Избранное
Избранное:

Чужие берега

Чужие берега

Экологи бьют тревогу: количество незаконных перекрытий береговой линии с каждым годом растет, а число общедоступных мест для купания в непосредственной близости от Петербурга сокращается. На излюбленных местах отдыха местных жителей все чаще можно увидеть заборы, за которыми идет строительство богатых коттеджей. О масштабах проблемы и о методах борьбы с водозахватами рассказали экологи и юристы в «Зеленой лампе»

 
По словам экологов и представителей общественных организаций, вопрос приобретает масштабы эпидемии: число решенных проблем мизерное по сравнению со все появляющимися новыми. Каждый год на берегах строятся новые коттеджные поселки, и каждый сезон километрами утрачивается береговая полоса. Горячей точкой здесь, по словам лидера движения «Против захвата озер» Ирины Андриановой, является любой популярный водоем около населенного пункта: водоемы Рощинского МО, река Рощинка, Нахимовское озеро, Солодовское, озера Токсовского городского поселения, озеро Круглое, озера Нового Токсово и многие другие. «Проблема растет и не решается. На этих выходных мы совершили рейд по Вуоксе и устью Ладоги и воочию увидели реку Тихую, о которой нам много рассказывали, – это действительно что-то страшное, это тихий беспредел. Эта речка – просто коридор из заборов», – рассказывает Ирина.
 
Однако проблема не ограничивается Ленобластью: водозахваты – тенденция, распространившаяся по всей стране. По словам экологов, это в первую очередь инвестиционно привлекательные водоемы, которых много в России: земля вокруг них дорогая, и за ней охотятся если не для личного пользования, то для перепродажи. Однако экологические движения в защиту берегов рек, озер и морей создаются повсюду. Движение «Свободный берег», к примеру, уже год действует в Пскове: активисты довольно успешно борются с захватами берегов Чудского озера. «Параллельно с нами такая проблема возникла на великой русской реке Волге, в окрестностях Саратова и Самары тоже порой не подойти к воде, поэтому в Саратове еще в 2006 году возникло движение “За свободную Волгу”, –  рассказывает Ирина Андрианова о своих единомышленниках. – Люди и судились, и предпринимали попытки силового сноса заборов. К сожалению, это регион, от Москвы далеко: с лидером этого движения поступили жестко, против него возбуждено уголовное дело. В Москве и Подмосковье действует движение “Открытый берег”. Это же движение совместно с “Экологической вахтой по Северному Кавказу” борется с берегозахватами популярных черноморских курортов, горячие точки там – известный дворец Путина на мысе Идокопас, дача патриарха в окрестностях Геленджика. Вообще, многие влиятельные чиновники и бизнесмены там окопались».

Закон не писан
Берегозахваты нарушают в первую очередь Водный кодекс РФ, 6 его статью. Она гласит: «Поверхностные водные объекты, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, являются водными объектами общего пользования, то есть общедоступными водными объектами… Каждый гражданин вправе иметь доступ к водным объектам общего пользования и бесплатно использовать их для личных и бытовых нужд». Пункт 6 гласит: «Полоса земли вдоль береговой линии водного объекта общего пользования (береговая полоса) предназначается для общего пользования. Ширина береговой полосы водных объектов общего пользования составляет двадцать метров… Ширина береговой полосы каналов, а также рек и ручьев, протяженность которых от истока до устья не более чем десять километров, составляет пять метров». Однако генпланы сегодня, похоже, пишутся под законодательство: длинные реки вдруг укорачиваются, а действительно широкие реки по документам предстают практически ручейками. Так, например, произошло с речкой Грузинкой, что неподалеку от Васкелово. По словам лидера инициативной группы жителей Васкелово Анны Старостенковой, река шириной не менее 30 метров на генплане представлена пятиметровой.
 
Заметили активисты и другую особенность: часто берегозахваты являются не самовольными действиями людей, а вполне законными: сами муниципальные власти продают эти территории. По словам члена инициативной группы поселка Рощино Натальи Павловой, на многие земли лесного фонда есть как права собственности РФ, так и частные права собственности физических лиц. Прокуратура занимается такими обращениями крайне неохотно, выиграть суд по подобному делу очень сложно, но даже если выиграешь, решение суда может не исполняться годами, говорят экологи.

Война по правилам и без
Борьба активистов с берегозахватами ведется давно, испробовано много способов. «Если раньше люди просто писали: у нас водозахват, что делать, то сейчас они подключаются к проблеме более системно, – рассказывает член Общественной палаты Ленобласти Павел Овсянко. – Люди понимают, что снос забора не приведет к желаемому результату, через какое-то время забор снова вырастет. Земля слишком дорогая, на нее всегда есть спрос, и захватчики не остановятся в попытках присвоить территорию. Защитники пытаются играть на опережение, создают местные особо охраняемые природные территории с запретом строительства». Создание ООПТ – один из наиболее обсуждаемых вариантов спасения таких территорий, однако он не универсален. Чтобы создать ООПТ, нужно заручиться поддержкой муниципальной власти, а это не всегда возможно.
 
Одним из примеров успешного создания ООПТ является территория в Токсово, созданная в 2008 году. Депутат Токсовского совета депутатов Елена Белоусова рассказывает, что, когда началось это противостояние, жители обращались и в местную администрацию, и в СМИ, и к президенту. Были проведены публичные слушания, на которых более трехсот жителей высказались категорически против застройки береговых зон и за создание ООПТ. Резонанс в СМИ сработал: приехала областная комиссия, исследовала территорию и вынесла решение о создании ООПТ. «Местные власти ничего не могли поделать и полностью выполнили все предписания по закону: выделили средства на проект, – говорит Елена Белоусова. – Сейчас ООПТ создано, и по законодательству она должна содержаться за счет средств местного бюджета. В 2009 году на это выделили 400 тысяч рублей: было установлено две информационные доски и 10 скамеек. Остальные средства, видимо, были успешно “освоены”. По факту же территория сегодня содержится за счет средств населения».
 
По словам активистов, создать ООПТ удается далеко не везде. Там, где это невозможно, нужна «низовая самоорганизация масс и акции протеста». Да и там, где ООПТ создать можно, параллельно нужны и другие методы борьбы: пока ООПТ создается в одном месте, захваты идут в других. По словам Павла Овсянко, захватчики стали действовать изощреннее, стоимость участков у водоемов заставляет их искать все новые способы обойти закон, поэтому активисты должны объединяться, их работа дает результаты. По мнению руководителя проектов РОО «Зеленая волна» Анастасии Филипповой, силовыми методами проблему не решить, поэтому инициативные группы должны получать как можно больше юридических знаний.
 
Все участники дискуссии согласны: да, законные методы долгие, изнуряющие и редко когда эффективные. Однако силовые методы вроде сноса или порчи незаконно установленных заборов попросту опасны: против многих активистов уже возбуждены уголовные дела. Одно из самых громких – суд над экологом Суреном Газаряном («Экологическая вахта по Северному Кавказу»), долгое время бившимся против установки забора вокруг так называемой «дачи губернатора Ткачева»: забор перекрывает доступ к территориям общего пользования, лесу с вековыми соснами и берегу моря. Департамент лесного хозяйства ответил экологу, что никакого забора, препятствующего доступу граждан, на участке нет. Когда эколог на «несуществующем» заборе написал «Это наша земля» и «Саня вор», против него возбудили уголовное дело: испортил имущество. В минувшую среду суд приговорил Сурена Газаряна к трем годам лишения свободы условно.


Рубрика:

Экология

Комментарии
оставить комментарий

Другие статьи из рубрики "Экология"

Эксклюзивные предложения

Смотреть все

Другие статьи из раздела "Архив"

Статьи о недвижимости