Купить Снять
Избранное
Избранное:

Испортить, чтобы прославиться

Испортить, чтобы прославиться

Хранители исторических парков просят помощи у власти в борьбе с вандалами


Новость, дошедшая даже до федеральных СМИ, заставила экспертов снова вспомнить о теме вандализма: на минувшей неделе от хулиганов пострадала статуя в гатчинском парке. Кто-то из посетителей сделал Сатиру аккуратный красный «педикюр», причем не мелом, как обычно, а обыкновенным лаком для ногтей. Лак проник в поры довольно глубоко, и скульптура теперь нуждается в реставрации. Случай этот хоть и не исключительный, но послужил причиной нового обсуждения темы вандализма в профессиональном сообществе. 

Третье покушение
Молодой Сатир с дудочкой, украшающий Нижний Голландский сад Дворцового парка в Гатчине, впервые фигурирует в описи 1828 года как Мальчик Силен. Однако известно, что скульптура была куплена гораздо раньше и перенесена в Нижний Голландский сад из парка «Сильвия» при Марии Федоровне. 

Вместе с тремя другими скульптурами, Марсом, Афиной и Амазонкой, Сатир составлял композицию в саду на протяжении многих десятилетий. После войны пострадавшие от бомбежек и вандалов статуи перенесли в хранилище Дворца, оставив на постаменте лишь Марса. Однако в 2001 году вандалы добрались и до него: статую сбросили с постамента. При падении она разбилась на несколько кусков, которые также были перенесены в закрытые фонды. 

Тринадцать лет постаменты пустовали, и лишь весной этого года сохранившиеся статуи были полностью отреставрированы. Их места в Нижнем Голландском саду к открытию летнего сезона заняли полные копии. Однако с июня вандалы нападали на скульптуры уже трижды: сначала мелом был расписан пьедестал Амазонки, его сотрудники музея оттерли своими силами при помощи специальных антивандальных средств. Потом металлическими предметами была исцарапана Афина. И вот теперь – изуродованный Сатир, на реставрацию которого уйдет немало времени и бюджетных денег. 

«Это по-своему уникальная скульптура, она была утрачена и воссоздана по фотографиям, – говорит главный хранитель парка ГМЗ «Гатчина» Анна Паркалова. – Стоимость этой копии – 3,8 млн рублей. Если бы родители вандалов, а мы думаем, что это сделали подростки, знали о стоимости этих культурных объектов, они бы гораздо тщательнее следили за тем, чем занимаются их дети». 

Как объяснила Анна Паркалова, специальным антивандальным составом покрываются даже копии, он помогает легче снять краску и мел, если скульптуру разрисуют. Но лак, которым накрасили Сатира, проник в камень на глубину нескольких миллиметров, и реставраторы, приехавшие для осмотра статуи, пришли к неутешительному выводу: снять лак можно только механическим методом. Если говорить о смете, то даже такие, казалось бы, «мелкие» работы стоят сотни тысяч рублей. 

Сплошь и рядом
Проблема вандализма – не вопрос нашего времени или пресловутого российского менталитета. Она – на все времена и повсюду. 

В архивах гатчинского парка есть упоминания о том, как в далекие царские времена люди проникали на территорию парка и отламывали мелкие выступающие части статуй, обычно – пальцы и носы. Особенно страдали от вандалов XVIII-XIX веков статуи Острова Любви. 

Множество похожих историй описано и в архивах Летнего сада. Его собрание скульптур – самое большое в мире. 92 статуи приобрел для сада в Италии еще Петр Первый, но случаи вандализма сопровождают их на протяжении всех трех столетий. «Если в начале XVIII века наши соотечественники действительно были не готовы видеть обнаженные итальянские фигуры в саду, их это возмущало, что вызывало желание их испортить, то в наше время объяснить акты вандализма я не могу», – говорит хранитель скульптур Летнего сада Государственного Русского музея Галина Хвостова. 

Сообщений о том, что статуи сваливали с постаментов и ломали, было много в 30-е – 40-е годы XVIII века. Стоимость реставрации взимали с тех, кто совершил преступление. Тогда же было принято решение укрывать статуи циновками от непогоды. А век спустя были изобретены деревянные футляры, ставшие лучшим решением на многие годы: таким образом петербургские и московские статуи сохраняются по сей день. 

Потом, когда Летний сад стал публичным, ситуация обострилась еще больше: статуи регулярно сбрасывались и повреждались, особенно в период праздников и летом. Самым «урожайным» месяцем был июль. Многие скульптуры после падения уже не подлежали реставрации. Если при Петре в Летнем саду было около 150 статуй, то через век – уже около 100, а в начале XX века – чуть больше 50. Уже тогда хранители сада принимали решение убрать статуи. Порой их просто закапывали в самом Летнем саду, что привело к интересным находкам уже в наше время. Согласно описи 1905 года, в царских подвалах лежали лишь головы и туловища скульптур, целая была только одна. «Золотой век» статуй Летнего сада наступил после войны, когда они были извлечены из земли, куда их спрятали в 1941 году, отреставрированы и установлены на постаменты. 

«Удивительные вещи происходили уже и на моей памяти, – вспоминает Галина Хвостова. – Мне приходилось и “педикюр” на статуях видеть, и затушенные окурки из глазниц статуи римского императора вынимать, и печать Технологического института со лба Аллегории осени оттирать. Копье у Минервы вандалы отнимали дважды, один раз вместе с рукой. Статуя Правосудия сменила уже около десяти мечей: их отрывают. Милиция ловила вандалов, но они никогда не могли объяснить мотивов своего поступка». 

Об аналогичных проблемах говорят и хранители других исторических парков региона: от рук вандалов страдают скульптуры и ограды парков в Павловске, Петергофе, Пушкине. 

Нарушители поневоле
По словам начальника отдела мемориальной скульптуры Государственного музея городской скульптуры Юрия Пирютко, самыми распространенными актами вандализма в городе остаются росписи скульптур и мостов, в том числе трафаретные указатели и реклама, а также действия, вызванные любовью граждан к приметам и ритуалам: надо потереть позолоченные крылья грифонов, чтобы жизнь была богатой. 

По словам экспертов, в последнем случае речь идет уже не об умышленном, а о непреднамеренном вандализме, который, тем не менее, остается вандализмом. Позолота не выдерживает тысячи прикосновений в день и стирается. Аналогичная ситуация сложилась вокруг скульптур петергофского парка. По словам хранителя музея Ольги Захаровой, даже максимальный слой позолоты не уберегает элементы скульптур, люди стирают его до основания. «Там, где может дотянуться рука, позолота протерта до грунта, – говорит Ольга Захарова. – Вытаптывание газонов – тоже неосознанный вандализм. Да, в 
Европе по газонам можно ходить, но там другой климат, там газоны можно легко восстановить. При нашем климате и при посещаемости Петергофа, а это около 4 млн человек за сезон, от газона ничего не останется». 

О непреднамеренном вандализме говорит и хранитель парков ГМЗ «Царское Село» Ольга Филиппова: старые деревья, видевшие еще императоров, не выдерживают нагрузки от турников. Дело в том, что спортсмены для своих занятий выбирают деревья покрепче – старые дубы, и вешают на них спортивные снаряды, а любители романтики разводят костры прямо в дуплах деревьев. «Если статуи можно заменить копиями, то утрата старого дуба невосполнима, – говорит Ольга Филиппова. – Его нельзя заменить молодым, он дорастет до необходимых размеров только через 150 лет». 

Камеры и копии
Метод борьбы с вандалами и в России, и в мире, один: усиление охраны и установка мощных камер видеонаблюдения, которые в случае совершения преступления смогут показать лицо вандала. 

Примеры успешного применения таких мер в Петербурге уже есть. За последние несколько лет Летний сад изменился не только внешне. В нем были установлены камеры видеонаблюдения, усилена охрана. И случаи массового повреждения статуй, как, например, в 2006 году, практически исключены. Тогда вандалы за одну ночь разбили восемь статуй, шесть из которых были оригиналами XVIII века. 

С точки зрения охраны Летнему саду, конечно, проще: он находится в самом центре города, имеет четкую структуру дорожек и насаждений и не очень большую площадь. Пригородным паркам сложнее, там нет возможности охватить камерами всю площадь. Но, по словам хранителей, «любимые» места вандалов в каждом их этих парков хорошо известны, и можно защитить хотя бы их. При этом камеры наблюдения скрывать не стоит: часто сама камера или даже табличка «Ведется наблюдение» способна уберечь статую от повреждений. 

Другая мера по сохранению статуй более болезненна и стоит немало. Речь идет о тотальной замене оригиналов копиями. Пример здесь снова показывает Летний сад. Если до реконструкции в саду лишь четверть скульптур были копиями, сделанными в 80-е годы, то теперь на копии заменены все скульптуры. На это было потрачено 750 млн рублей. Копиями заменяются скульптуры и в павловском парке, и в гатчинском, но копиям достается не меньше, чем оригиналам. «Копия – полноценное произведение искусства, которое к тому же стоит больших денег, – говорит Юрий Пирютко. – А замена оригиналов копиями – принятая в мире практика, неизбежная и необходимая мера. Случаи вандализма в Европе встречаются еще более страшные, чем в России. Поэтому оригиналов вы не найдете даже в Версале, там стоят копии. А кто хочет приникнуть к оригиналам и ощутить дух времени – добро пожаловать во дворы Лувра». 

По второму кругу
Большинство исторических парков Петербурга и пригородов за последние годы не имеют опыта задержаний вандалов. Во-первых, им довольно легко совершить преступление на такой большой площади, часто в безлюдном месте. А во-вторых, охранники не уполномочены задерживать их и по закону обязаны вызвать полицию. При этом вандалы бывают разные, одни подчинятся, другие вступят с охранниками в драку. Есть среди вандалов и люди в состоянии измененного сознания – пьяные и наркоманы. От них хранители парков советуют держаться подальше не только дружинникам из числа добровольцев, но и самим охранникам. Полиция, по словам Анны Паркаловой, тоже приезжает не всегда: только в крайнем случае, когда совершено серьезное преступление. 

Но даже если покорный вандал дождется приезда добросовестного наряда полиции и случится суд, он получит довольно мягкое наказание. Статья 214 УК РФ «Вандализм» подразумевает «штраф в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательные работы на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительные работы на срок от шести месяцев до одного года, либо арест на срок до трех месяцев». По словам хранителей парков, государство должно уделить больше внимания наказанию вандалов и переложить на них материальную нагрузку по реставрации статуй, а также выделить всем паркам, имеющим ценные статуи, необходимое финансирование на установку современных камер наблюдения и охрану. 

Что касается гатчинского Дворцового парка, то его руководство уже много лет задумывается о том, чтобы сделать вход в парк платным. В прошлом году по периметру было установлено новое ограждение, а вход в парк ограничили: он открыт с 6 утра до 11 вечера. Но эта мера не помогает, и руководство парка планирует рассмотреть «павловскую» модель, когда вход для транзита идущих на работу и с работы людей бесплатный (утро и вечер), а с 10 до 18 – платный. 

Реставрационные работы с Сатиром уже начались. Как долго они продлятся, пока неизвестно. Однако уже после начала реставрации Сатира, при осмотре других скульптур Голландских садов, выяснилось, что у Амазонки оторван лук. В музее подозревают, что вандалы пытались залезть на памятник и ухватились за лук, что и привело к повреждению скульптуры. Пока реставраторы зафиксировали лук специальным составом. Похоже, им придется задержаться в Гатчине еще на несколько дней.
Рубрика:

Криминал

Комментарии
оставить комментарий

Другие статьи из рубрики "Криминал"

Эксклюзивные предложения

Смотреть все

Другие статьи из раздела "Архив"

Статьи о недвижимости