Купить Снять
Избранное
Избранное:

Исторический город: опыт Берлина

Исторический город: опыт Берлина

Петербург посетил немецкий архитектор Ханс Штимманн, в 1990-х и 2000-х годах возглавлявший берлинское ведомство по строительству и городскому развитию. Архитектор рассказал собравшимся о своем опыте восстановления исторического европейского города, попробовал применить его к Северной столице и обсудил ее перспективы с петербургскими коллегами

 
С 1991 по 2007 год Ханс Штимманн возглавлял ведомство по строительству и городскому развитию Берлина. На этом посту он «освободил Берлин от социальных утопий» модернизма, заставил градостроителей отказаться от идеи «нового города» и вернул консервативный взгляд на архитектуру, с его жесткими регламентами и каменными фасадами.

Назад в будущее
Петербургские архитекторы спорят: не такой ли подход нужен городу сегодня? Может, нам стоит пойти по стопам Берлина? О том, насколько это возможно, рассказал сам Ханс Штимманн на встрече с коллегами и журналистами.
 
Эксперт объяснил, что в Берлине идея возврата к архитектуре конца XIX века пришла не случайно: хотелось отойти от глобальных послевоенных экспериментов и утопических проектов образца американских городов. Социалистическая архитектура для нового строительства 90-х годов тоже не подходила. В итоге было решено вернуться к истокам, то есть на век назад, и стать архитектурным окном в Европу. Рубежом послужило падение Берлинской стены. «Было признано правильным присоединиться к европейской традиции градостроительства, которая до того признавалась устаревшей, – говорит Ханс Штимманн. – Не пренебрегать лицом города с красивыми улицами и площадями, парками и ансамблями частных домов, а признать подобную архитектуру примером для себя. Именно это положение стало во главу угла в этот период, в 90-е годы».
 
Впрочем, такой подход подвергался активной критике, в том числе и политических сторонников Ханса Штимманна. Соединение истории и будущего они воспринимали провокацией и призывали идти в ногу со временем, то есть с авангардом и футуристическим искусством.
 
По словам архитектора, после войны новые архитектурные концепции выдвигались в Берлине каждые десять лет. Поэтому увидеть там можно совсем разные стили. «Он не производит впечатление готового сформировавшегося города, – говорит Штимманн. – Он показывает свою готовность к следующему эксперименту. Но если в Петербург архитекторы приезжают для того, чтобы почувствовать реальность архитектурных утопий, блеск европейского прошлого и преходящий характер советской власти, то в Берлин они приезжают в поисках образцов современной городской архитектурной моды».
 
Разница, считает эксперт, еще и в том, что Берлин, в отличие от Петербурга, децентрализован: о том, где расположен его исторический центр, люди разных профессий спорят до сих пор. «Это может показаться представлением из театра абсурда: люди, как в школе на уроках об истории города, спорят о названиях улиц, нахождении адресов знаменитых жителей, которые были забыты на протяжении всего периода существования ГДР, – рассказывает Штимманн. – Причиной такой “потери памяти” являются не какие-то политические споры,  которые разделяют людей, а просто отсутствие воспоминаний об определенных местах города. Там, где другие города Европы обладают старым городским ядром, Берлин показывает нам смесь объектов разных лет постройки».
 
Похожая ситуация сложилась и на окраинах: высотное строительство в 70-80-е годы активно поддерживалось государством, и к началу 90-х на коллаж всевозможных стилей походил не только центр, но и окраины Берлина. Впрочем, снести постройки XIX века в 70-х годах не позволили сами берлинцы, выйдя на многочисленные митинги.
 
После падения Стены массовое многоэтажное строительство на землях, принадлежащих государству, прекратилось, уступив место частным инвесторам. «Утопические проекты, создаваемые архитектурными звездами, посыпались как из рога изобилия, – говорит Ханс Штимманн. – Но если посмотреть на них с практической точки зрения, то они годились только для альбома, это была бумажная архитектура».
 
Именно в этот момент, в середине 90-х, и возникли яркие архитектурные дебаты, которые  привели к формированию новых условий строительства. Одним из правил стало возведение фасадов в едином стиле, согласованном с окружающей архитектурой, вне зависимости от высотности построек. Штимманн подчеркивает: это не мешает авторам проектов проявлять индивидуальность, просто она должна вписываться в окружение.

Жесткая рука государства
Что касается Петербурга, то все эти принципы, отметил Штимманн, вполне применимы и для него: «Обязательно должны быть жесткие предписания, которые ограничивают застройщиков по высоте зданий, по ширине улицы и по размерам участка. Но мы живем в XXI веке, это время индивидуализма, и в разработке деталей должна быть дана свобода архитектору».
 
Петербургский архитектор, руководитель мастерской «Студия 44» Никита Явейн полностью согласился с немецким гостем и добавил, что жесткое государственное регулирование действительно идет на пользу архитектуре, но сегодня, когда управляющая роль власти в Берлине ослабла, первоначальный посыл деформировался, и стали появляться довольно спорные объекты. Более того, по словам Никиты Явейна, сегодня наибольший вред Петербургу приносят именно иностранные архитекторы: такие их творения, как вторая сцена Мариинского театра или театр Пугачевой, по мнению эксперта, серьезно изуродуют лицо города.
 
Обсудили петербургские архитекторы и само назначение городского центра. По словам Никиты Явейна, центр Петербурга предназначен прежде всего для жителей его окраин, которые приезжают туда днем, а вовсе не для туристов. Нельзя полностью руководствоваться и интересами самих жителей центра, поскольку центр – он общий для всех жителей города. А сопредседатель Санкт-Петербургского городского отделения ВООПИиК Маргарита Штиглиц напомнила о десятках памятников промышленной архитектуры, которые по сей день стоят в центре Петербурга никому не нужные, чем удивила Ханса Штимманна: в Европе такие объекты не пустуют.
 
Заместитель директора по научной работе Музея истории Санкт-Петербурга Юлия Демиденко поблагодарила Ханса Штимманна за упоминание фасадов как черты, которая может объединить архитектуру городского центра, но заметила, что камнем имеет смысл облицовывать лишь фасады значимых объектов.
 
Она также добавила, что конфликт между градозащитниками и инвесторами преувеличен, поскольку никто не возражает против строительства в центре новых зданий, вопрос в том, каких.
 
Подняли участники дискуссии и вопрос инвентаризации имеющихся объектов, отметив, что это рутинная работа, о которой не принято говорить, однако прояснить она может многое. К этой же проблеме относится и работа с инвесторами, которые, прежде чем приобрести здание, должны четко понимать, что это за объект и что с ним можно сделать. 


Рубрика:

Градостроительство

Комментарии
оставить комментарий

Другие статьи из рубрики "Градостроительство"

Эксклюзивные предложения

Смотреть все

Другие статьи из раздела "Недвижимость"

Статьи о недвижимости