Купить Снять
Избранное
Избранное:

07.01.13 – 14.01.13 Неделя в цифрах и мнениях

07.01.13 – 14.01.13  Неделя  в цифрах и мнениях

Как подсчитала в конце 2012 года «Российская газета», основным типом жилья в России является отдельная квартира – в них живут 96,3 млн человек (почти 68%). В частных домах проживают 37,6 млн человек (26,5%). Почти полмиллиона коренных россиян вынуждены жить в вагончиках, баржах, гостиницах, чумах, ярангах и юртах

 
Увы, в этом исследовании ничего не было сказано про трейлеры, пентхаусы, мансарды, мемориальные квартиры, а также шикарные вагоны и корабли. Интересно, часто ли петербургским риэлторам приходится совершать сделки с такими объектами? Какие бывают проблемы у их участников и, соответственно, у риэлторов? Дороже ли обходятся клиентам такие заказы?
 
Для начала приведем один пример – как нередко бывает в подобных случаях, московский. В 2005 году солист группы «Дюна» Виктор Рыбин и его жена Наталья Сенчукова купили речной прогулочный корабль и обустроили его для проживания. Певцы рассказывают, что «дом на плаву» служит им дачей, иногда они путешествуют на нем по реке в дружеской компании или семейном кругу, а иногда и сдают в аренду.
 
Длина судна 80 м, ширина - 14. С учетом того, что оно трехпалубное, общая жилая площадь превышает 3000 кв.м. Правда, нижняя палуба низковата – иллюминаторы подняты над уровнем воды едва ли на полметра. Помещений на корабле очень много. Хозяева обустроили себе несколько комнат, в которые есть доступ только у членов семьи и самых близких друзей. Ремонт корабля обошелся 6 лет назад в сумму чуть более 1 млн долларов. Сейчас, по словам хозяина, такие работы обошлись бы минимум в 15 млн у.е.
 
Теоретически более дешевым вариантом «водного» дома могло бы стать жилье на дебаркадерах – стационарно установленных причальных сооружениях в виде судна или понтона. Однако в Петербурге, одном из самых «речных» городов мира, этот вид жилья пока не прижился. Основных причин для этого, по общему мнению риэлторов, три. Во-первых, это особенности климата. Если во Франции или Голландии вода в реках и каналах практически не замерзает, то у нас с октября по апрель проживание в доме на воде будет малоприятным. Во-вторых, большой проблемой для дебаркадеров является подключение к электросетям, канализации, водоснабжению. Петербургские набережные к этому совсем не готовы. В-третьих, согласно распоряжению правительства Петербурга от 28 февраля 2005 года, в исторической части Петербурга запрещено размещать стационарные водные объекты, а швартовка вдалеке от центра не интересна платежеспособным покупателям.
 
Для тех, кто все-таки готов жить на воде не в центре города, сообщим: самым недорогим видом плавучего дома является конструкция, основанная на плавучей платформе – 
понтоне, выполненном из стеклопластика. Минимальные размеры понтона – 9х4,5 м, также бывают размеры 6х12 м, 6х9 м и другие. Самый маленький по площади понтон компании SAVA стоит сегодня 14 тыс. евро. Установленный на понтоне мотор позволяет ему перемещаться по воде. Правда, не очень быстро, со скоростью примерно 10 км в час.
 
Для того чтобы понтон превратить в дом, на него еще нужно поставить жилую конструкцию. Ее стоимость будет определяться исключительно амбициями заказчика.
 
У понтона есть существенный недостаток: на зиму его обязательно нужно убирать с воды. А вот баржу можно оставить на воде на весь год. В России есть несколько предприятий, которые их производят. Это уже более дорогое удовольствие, но и условия проживания здесь больше напоминают квартирные, чем каютные. Стоимость одной баржи составляет порядка 300 тыс. долларов, площадь – около 100 кв.м. По сути это полноценная двухкомнатная квартира по цене 3 тыс. долларов за кв.м.
 
Регистрируется плавучий домик как плавсредство в Государственной инспекции по маломерным судам. Поставить на учет стоит 1 тыс. рублей, ежегодный техосмотр – еще 400. Если судно на моторе, а не на буксире, то с него взимается налог: с 50 лошадиных сил – порядка 1-1,5 тыс. рублей.
 
К этому нужно будет прибавить стоимость причальной стенки. Для Петербурга это пока несистематизированный показатель. Для примера скажем: в Париже, в зависимости от района, причал для маленького судна может стоить от 2000 евро в год. В Петербурге стоянку для четырехметрового катера в прошедшем сезоне можно было найти примерно за 3 тыс. рублей в месяц. 
 
Алексей Крылов

Сергей Дроздов, генеральный директор агентства «Петербургская Недвижимость»: 

Москва и Петербург в этом отношении совершенно разные города. У нас экзотических объектов в продаже единицы. Пентхаусы реализуются в основном в новостройках и к настоящим американским пентхаусам не имеют почти никакого отношения.
 
Что касается мансард, то за последние годы через наше агентство не проходило сделок с достойными объектами такого типа. Те, что появляются в продаже, имеют больше минусов, чем плюсов. Более того, скажу так: в нашем городе большинство мансард – это скорее коммерческая недвижимость, нежели жилая.
 
Все большую популярность набирают таунхаусы. Сегодня сделок с ними в разы больше, чем было лет 5-7 назад. Особенно покупателей интересует наиболее дешевое предложение в данном сегменте – по сумме сделки менее 4 млн рублей.

Зато у нас в городе есть такая тенденция: определенные богатые люди скупают просторные видовые квартиры. Вот это, пожалуй, для многих может оказаться петербургской экзотикой.  

 
Леонид Сандалов, заместитель директора АН «Бекар»: 

Эксклюзивного и необычного жилья в Петербурге немного. Например, пентхаусов у нас единицы: действуют ограничения по высотности, а этот вид жилья предполагает видовые характеристики.
 
Что касается яхт, то есть сложности: очень трудно согласовать с городской администрацией места стоянки яхт, а где-то в отдаленных местах состоятельные люди швартоваться не хотят.
 
Из нестандартного жилья в Петербурге много исторических квартир. В таких квартирах сохранились оригинальные камины, лепнина и другие уникальные элементы. Такую квартиру можно купить, но эти элементы не продаются, а жильцы обязаны их сохранять и поддерживать. При продаже или покупке исторической квартиры необходимо получить свидетельство КГИОП с перечислением и описанием охраняемых элементов. Это свидетельство становится приложением к договору. Риэлторы, как правило, проводят сделки с историческими квартирами по обычному тарифу, не повышая стоимость своих услуг.

Антон Баранов, генеральный директор компании «Авентин-Недвижимость»:

Сразу внесу ясность в один принципиальный вопрос: маломерное судно может считаться объектом недвижимости, а вагон – 
нет.
 
Лично я ни разу не встречал примеров, чтобы в Петербурге кто-то жил на судах или в вагонах. Все-таки Россия не такая страна, где пока подобная экзотика возможна. Но думаю, что если бы к нам кто-то обратился, чтобы обменять квартиру на корабль, мы бы не отказались. Тут главное, чтобы заказчик поставил четкую задачу: какое ему нужно судно (его габариты, осадка, где он собирается швартоваться и по каким водоемам ходить, какие там глубины). После этого остался бы один, стандартный риэлторский вопрос: хватит ли денег от продажи квартиры на такое судно, которое заказчику нужно?
 
А вот вагонами займется не каждый риэлтор, слишком уж непонятен их юридический статус. Но мы, если надо, найдем такого специалиста, который во всем этом разберется.



 

Рубрика:

Комментарии экспертов

13.01.2013
Комментарии
оставить комментарий

Другие статьи из рубрики "Комментарии экспертов"

Эксклюзивные предложения

Смотреть все

Другие статьи из раздела "Недвижимость"

Статьи о недвижимости