Купить Снять
Избранное
Избранное:

Каким должен быть двор XXI века?

Каким должен быть двор XXI века?

Любой дом начинается со двора. Что представляют собой сегодняшние дворы? Хочется ли в них задержаться или, наоборот, пробежать быстрее? И как сделать двор местом не только для детей, но и для взрослых? Эти и другие вопросы обсудили эксперты холдинга RBI со специалистами в области ландшафтного дизайна, краеведения и психологии

 
Исторически двором называлось место у дома, где хранились дрова и гуляла домашняя птица. В ХVIII-ХIХ веках дворы домов в крупных городах стали декоративным элементом, а в ХХ веке – местом «становления личности»: все детство и юность советских людей проходили во дворе. В нынешний век дворы выполняют одну функцию: являются местом парковки автомобилей. В некоторых дворах установлены детские площадки для малышей, но выходит, что никто, кроме них и автомобилистов, двором пользоваться не может.

Двор формирует среду
Новые дворы, которые только создаются в Петербурге, относятся к сфере ответственности застройщиков. Именно им сегодня предстоит решать, как будут выглядеть дворы XXI века, станут ли они парковками, детскими площадками или обретут гораздо больше функций.

«Это даже не вопрос спроса и востребованности, потому что людям трудно востребовать то, что они еще не видели, – говорит президент холдинга RBI Эдуард Тиктинский. – Эта проблема целиком ложится на девелопера, его задача – создавать среду, опыта проживания в которой у людей пока нет, но она должна быть комфортной. Это нематериальная ценность. Мы должны создавать дворы, в которых будут расти гармоничные личности».

Однако создания одной только комфортной среды здесь мало. Американский опыт показывает: и районы со вполне комфортными дворами превращались в гетто, в них вырастал уровень преступности, если менялась среда. Значит, эти дворы не способствовали ее созданию.
«Вопрос формирования двора – это, с одной стороны, маленький, а с другой – большой вопрос, от которого зависит будущее города и страны в целом, потому что воспитание людей зависит от окружающей среды», –
добавил Эдуард Тиктинский.

Какими должны быть требования к придомовой территории? Безопасность, комфорт и место для каждого, по возрасту и интересам, говорят эксперты. Это не должен быть один сплошной детский сад с двором-площадкой или автостоянка, хотя нормативы по обеспечению жилых комплексов достаточным количеством машиномест довольно строгие. «Надо признаться, что россияне пока не готовы тратить деньги на покупку машиномест и гаражей, таков наш менталитет. Но это пока», – сетует Эдуард Тиктинский.

От истоков до наших дней
О прошлом петербургских дворов, из которого можно черпать новые идеи для дворов будущего, рассказал историк-краевед, автор широко известных книг по истории Петербурга Наум Синдаловский.

Самая первая особенность петербургских дворов заключается в том, что дома, в которых они образовывались, выстроены строгими линиями, не как в большинстве старых городов, где улицы извилистые: так было удобнее ходить от дома к дому. Петербург был четко спланирован, он формировался не стихийно, а сначала на бумаге и уже потом – на земле. Это определило его строгость.

За богатыми домами, стоящими на проспектах и улицах, как велел Петр I, «единою фасадою», располагались хозяйственные постройки – дровяные и сенные сараи, конюшни, бани, кухонные корпуса и флигели. Дворы между ними носили транзитную функцию: по ним передвигались люди.

С середины XVIII века наряду с типовыми петровскими постройками стали появляться усадьбы. По словам Наума Синдаловского, они сыграли решающую роль в создании дворовых территорий. Между «красной линией» проспекта и центральным фасадом особняка создавалось свободное пространство, которое владелец облагораживал: ставились художественно оформленные ограды с воротами, за которыми росли растения. Это были первые дворовые пространства, которые, впрочем, пока нельзя назвать двором.

«Двор как таковой появился во второй половине XIX века в связи со строительством доходных домов, – говорит Наум Синдаловский. – Дома тогда старались построить на каждом свободном участке, они обрастали флигелями и пристройками, которые и создали известные нам дворы-колодцы».

Использовать такие дворы в качестве полноценной общественной зоны было невозможно из-за небольшой площади. Но число таких дворов в Петербурге огромно.

Но уже в начале XX века начали появляться дворы-улицы: одним из первых примеров можно назвать двор «толстовского» дома на Рубинштейна, 15-17, и набережной Фонтанки, 54, построенный архитектором Лидвалем.

Следующий тип дворов, внутриквартальные дворы, появился в советский период. Но полноценными дворами, по словам Наума Синдаловского, их назвать нельзя: двор –
это ограниченное пространство, а эти территории извиваются между задними и лицевыми фасадами домов. Такими же выглядят и современные дворы, с той разницей, что дома сейчас строятся высотные, они «давят» на человека гораздо сильнее, чем малоэтажные строения.

«Нас толкают в транспорте и магазинах, на улице у нас нет личного пространства, – говорит Наум Синдаловский. – Личное пространство есть в квартире, но двор должен стать переходным этапом от общественного пространства к личному, “примирить” человека с окружающей его архитектурой». По словам эксперта, превращать дворы в детские сады – тупиковый путь. Зато не только красиво, но и полезно размещать там малые архитектурные формы – ограды, ворота, тумбы, фонари, скамейки, памятники, причем не только художественные, но и мемориальные, если у двора или дома глубокая история.
Выходит, что период, когда в Петербурге создавались хорошие полноценные дворы, оказался совсем коротким. Однако за дворами, считает Наум Синдаловский, большое будущее.

Двор мечты
Согласна с перспективами новых петербургских дворов и вице-президент Санкт-Петербургского психологического общества, автор популярных исследований о влиянии окружающей среды на психоэмоциональное развитие человека Мария Осорина. «Парадное пространство внутри квартиры, где собираются все поколения семьи, – это гостиная. Двор должен стать такой же “гостиной” для всего дома, – говорит Мария Осорина. – Такими были дворы раньше, такими должны быть и современные дворы».

При этом, если во дворе есть детская площадка, то она не должна быть выкрашена в яркие цвета: по словам психолога, многим детям яркое вообще противопоказано, такие цвета действуют на них раздражающе. Зато на площадке должно быть много сооружений, за которые можно цепляться, на которых можно качаться. Вопрос безопасности здесь важен, но он не главный. «Безусловно, двор должен быть безопасным. Но суть роста детей в расширении границ, и они всегда будут стремиться в небезопасные места, – говорит Мария Осорина. – Поэтому нужно не строить заборы, через которые дети все равно перелезут, а создавать зеленые насаждения разного роста. Обеспечивать безопасность нужно не ограничениями, поскольку практика посещения опасных мест у детей – это обязательная практика их развития и взросления, им это интересно, и удержать их от этого сложно».

Нельзя забывать и про подростков: у них должна быть площадка для игр, потому что именно через игры они учатся социальному взаимодействию. У взрослых тоже должно быть свое место – в последнее время хорошо зарекомендовали себя, по словам Марии Осориной, уличные спортивные тренажеры. Их недостаток в том, что они предназначены для индивидуального использования и не предполагают общения в процессе занятий. Ну а для пожилых людей во дворе должны быть организованы лавочки. «Хорошо, если лавочки для пожилых установлены неподалеку от детской площадки: старики любят наблюдать за маленькими, но не любят наблюдать за школьниками», – говорит Мария Осорина.

Эксперт признается, что исследований реальных потребностей и желаний россиян, что они хотели бы иметь в своем дворе, крайне мало. Приходится обращать внимание на зарубежный опыт, из которого давно известно, что психологически комфортная высота окружающих зданий –
4-5 этажей. Во-первых, за такими зданиями видно небо, а во-вторых, это психологическая граница, с которой взрослый человек успеет сбежать, чтобы спасти ребенка, гуляющего во дворе, в случае опасности. Повышение высотности домов психологи характеризуют повышением разобщенности и агрессивности их жителей: соседи в таких домах не знают друг друга и не воспринимают позитивно, «по-соседски».

Также, по словам Марии Осориной, хорошую атмосферу двора формируют растения и птицы, которые там живут. «Старики общаются с воронами, нам известны такие случаи, –
говорит эксперт. – Особенно если старики одинокие, вороны становятся для них настоящими собеседниками. Но не надо недооценивать общение человека с растениями, даже с травой – это тоже важно».

Современные решения
В качестве примера эксперимента, в котором девелопер постарался учесть все современные представления о том, каким должен быть хороший двор, специалисты RBI представили внутренний двор дома Time, расположенного на Заозерной улице.

Двор этот представляет собой двор-сквер с множеством зеленых насаждений. Машины решено было убрать под землю в подземный паркинг. На поверхности остались ивы, березы, сирень, девичий виноград. Растения, говорит начальник отдела развития продуктов и разработки концепций холдинга RBI Михаил Гущин, создают уютную гармоничную атмосферу во дворе, попутно выполняя функцию живой изгороди для зонирования пространства. Например, забором из растений окружены детский игровой комплекс и спортивная площадка. Нашлось здесь место и для памятника архитектуры –
газгольдера, который стоит прямо во дворе. В нем можно сделать автостоянку, а можно приспособить и для каких-то других нужд.

Растения, подчеркивает Михаил Гущин, здесь не просто «для галочки», они функциональны. Они отделяют детскую площадку от «взрослой» части двора, а сам двор – от соседних. К тому же, что важно, все растения, которые высажены во дворе, подходят к местному климату и приживутся, а специалисты подскажут, как за ними лучше ухаживать. Уход, как предполагается, будет осуществляться силами ТСЖ. «Мы создаем не картинку, а реальность, – говорит Михаил Гущин. – Даже деревья мы покупаем с гарантией. Если вдруг они не вырастут, их пересадят».

Роль ландшафтного дизайнера в озеленении такого двора очень велика, причем это роль не дизайнера как такового, а технического специалиста, призванного решать «нерешаемые» задачи. Например, как посадить деревья, если под землей находится паркинг и проходят коммуникации.

Как отметил Эдуард Тиктинский, компания постоянно учится, в проектировании сегодняшних домов и дворов используются технологии, которые, возможно, не применялись 15 лет назад. «Поэтому мы возвращаемся к построенным нами зданиям и работаем над дворами там, поправляем то, что было когда-то сделано. Мы следим за отзывами жильцов тех домов, потому что это вопрос репутации компании, ведь многие приходят к нам по рекомендациям знакомых», – добавил Эдуард Тиктинский.

Жаркие споры сегодня вызывает тема закрытых дворов: жильцы хотят видеть свой двор защищенным и ставят ворота с замками, тем самым нарушая право других людей на свободное передвижение. Например, в центре города есть примеры закрытых дворов, когда пройти кроме как по улице, обойдя квартал, из одного дома в другой нельзя, хотя дома – соседние. «Я не уверен, что закрытие дворов – это хорошее универсальное решение, – сказал Эдуард Тиктинский. – Мне видится куда более удачным ландшафтное отделение территории. Здесь надо искать баланс общественных и частных интересов, потому что одними заборами проблему не решить: если место было действительно “проходное”, установка ворот приведет к актам вандализма, их снесут».

Возможно, решили участники дискуссии, в России пришло время для появления такой широко известной на Западе профессии как коммунальный менеджер – управленец, занимающийся вопросами обустройства двора и приспособления его для всех категорий проживающих. Пока их роль выполняют активные жители домов, но не исключено, что такая должность в российских ТСЖ скоро появится.


Рубрика:

Новостройки

Комментарии
оставить комментарий

Другие статьи из рубрики "Новостройки"

Эксклюзивные предложения

Смотреть все

Другие статьи из раздела "Недвижимость"

Статьи о недвижимости